consensus patrum
21 Сентябрь 2020, 21:55:22 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
 
   Начало   Помощь Поиск Войти Регистрация  
Страниц: [1]
  Печать  
Автор Тема: Одновременная обоженность и дебелость плоти Бога до воскресения.  (Прочитано 7811 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
azamat
Ветеран
*****
Offline Offline

Сообщений: 2841



« : 04 Апрель 2009, 04:00:39 »

до воскресения во Христе была обоженная дебелость.

обоженность от ипостасного единства с Божеством,
а дебелость от падшего Адама.

(не путать с широким понятием "кожаные ризы",включающее укоризненные страсти).

обоженность делает дебелую плоть всемогущей,
а значит способной меняться на атомно-молекулярном уровне,
не теряя свою человеческую субстанциональную всецелость (связь с разумной душой) и цельность.

неотделимые акциденции плоти Христа,к коим относится и характир,
могли легко и без труда (для Его обоженной воли) изменяться.

я уже молчу про отделимые акциденции.
они и так изменчивы в плане скорости.

если Христос до воскресения мог исчезать дебелой плотью и родиться дебелой плотью от Приснодевы,
то тем более мог запросто менять и вид,внешний облик.

(поэтому иконопись отвергает живоподобие,натурализм.)

по воскресении же о теле Христа свт.Григорий Богослов (Слово 40) говорит в контексте второго пришествия:

"придёт уже не плотью, но и не бестелесным, а в известном Ему только образе боголепнейшего тела".

дебелость не относится к логосу человеческой природы,
в сравнении с описуемостью.

утрата дебелости в воскресении-
это вольное отложение акциденций тления и в этом смысле изменение привходящих свойств.

а то,что отложение было вольным,и Иисус никогда не зависел,в отличие от нас,от акциденции дебелости было показано ярче всего в рождестве от Приснодевы.

дебелость плоти-это привходящая безгрешная акциденция,которая наслоилась как корка в естестве падшего Адама,которая была использована Иисусом как домостроительный инструмент искупления.

после Его слов "Совершилось" этот инструмент потерял надобность и был отложен.
« Последнее редактирование: 04 Апрель 2009, 04:25:33 от Ioann22 » Записан

Св.Иоанн Дамаскин: "Ибо одну только ревность к Истине я имею как надежду на спасение, и надеюсь, и желаю с нею встретить Господа Христа, предлагая Ему ее, как умилостивление за те постыдные грехи, какие были мною совершены."
azamat
Ветеран
*****
Offline Offline

Сообщений: 2841



« Ответ #1 : 04 Апрель 2009, 04:02:06 »

помню,на одном форуме многим известный о.Гевонд из ААЦ обвинил православных в пост-воскресном монофизитстве. (как говорится,"лучшее средство защиты-нападение")

он обосновывал это текстами Дамаскина о том,что Иисус отложил неукорные страсти,совлёкся их.

до этого о.Гевонд указывал на еретичность антропологии Юлиана,что Юлиан был анафематствован за то,что не считал неукорные страсти естественными атрибутами человеческой природы.

далее он переносит внимание на Дамаскина: если Христос их совлёкся,то перестал быть человеком.

получается тот же юлианизм,анафематствованный ААЦ.

т.е.монофизитами,на самом деле,оказываются сами же православные.

тогда мне пришлось сказать так:
неукорные страсти в Воскресшем Христе были возвращены в потенциальное состояние.

ААЦ исповедует неизменяемость "единой природы" Иисуса с воплощения и во веки вечные.
именно этим ААЦ объясняет и ядение после воскресения,раны гвоздиные...

обвинение о.Гевонда мне показались убедительными в том случае,
если мы будем исповедовать дебелость как свойство человеческой природы,
а не как привходящую акциденцию.

1. так как если это свойство природы (=атрибут),
то по воскресении,поскольку мы говорим об отложении дебелости,
чел.природа Христа будет поставлена под сомнение;

2. либо,чтобы избежать поствоскресного монофизитства,нам следует вместе с ААЦ исповедовать,что такое свойство как дебелость не должно быть отложено и совлечено в воскресении,как утверждает Дамаскин.

потому Иисус,как утверждает ААЦ,"во веки Тот же".
и в воскресении ничего в Самом Христе не изменилось.

но если дебелость понимать не как свойство тварного естества,
которое изменилось в воскресении,
а как привходящую акциденцию,то совлечение акциденции в процессе воскресения само устройство природы не уничтожит.

св.патриарх Никифор ставит описуемость в разряд человеческих свойств,
а дебелость-в разряд привходящих акциденций,которые можно совлечь и не перестать быть человеком.
« Последнее редактирование: 04 Апрель 2009, 04:06:29 от Ioann22 » Записан

Св.Иоанн Дамаскин: "Ибо одну только ревность к Истине я имею как надежду на спасение, и надеюсь, и желаю с нею встретить Господа Христа, предлагая Ему ее, как умилостивление за те постыдные грехи, какие были мною совершены."
azamat
Ветеран
*****
Offline Offline

Сообщений: 2841



« Ответ #2 : 04 Апрель 2009, 04:08:45 »

перевод Киприана Шахбазяна.

св.патриарх Никифор:

Опровержение III, 38.

"Сверх того они говорят: «Ты описываешь Христа до Его страданий и воскресения.

Но что ты будешь говорить после воскресения?

Ибо обстоятельства не пребывали оди­наковыми: тело Христа с этого времени соделалось нетлен­ным и, следовательно, бессмертным. Каким же образом до­пустимо твое описание?

И как можно описать Вошедшего к ученикам при затворенных дверях и не связанного никаки­ми препятствиями?».

Бесстыдно подражая дерзости докетов, они пустословят, что один из учеников своими руками не прикасался к божественным ребрам, что, получив пове­ление Спасителя, не привел этого повеления в исполнение.

Вследствие этого Спаситель не был видим телесно; и тело Его не было настоящее тело.

Таким образом, в их глазах и Евангелия не заслуживают веры.

Но недоумевающий каса­тельно этого пусть обратит внимание на следующее: сказав вошедший, ты разрешил недоумение, потому что входить и выходить, перемещаться отсюда туда, есть не что иное, как признак описуемости.

То, что находится внутри и не нахо­дится в то же время вне, — без сомнения описуемо.

Это же можно наблюдать и во время воскресения, когда был положен камень на гроб и запечатан, ибо восставшее тело не было одновременно во гробе.

Из сего несомненно следует, что оно описуемо.

Притом восстание из мертвых, нахождение внут­ри дома при затворенных дверях и подобные этим явления происходят не по закону тела и нашего материального и тлен­ного естества.

И раньше страданий видели Спасителя ше­ствовавшим по волнам, прикосновением руки воскресав­шим мертвых и совершавшим другие подобные чудеса те­лесно.

Все это мы не называем признаками тела, а Спасителя не называем бестелесным.

Все это было совершено могуще­ственной необоримой силою, которой покорялось все, и со­вершено именно чудесно, а не по свойству тела.

А когда пос­ле воскресения оно возблистало красотой нетления, соделалось бессмертным, совершенно очистилось от тления и дебелости вместе с соединенным с ним ипостасно и не отде­лимым от него естеством, от которого оно восприняло преестественные свойства, то совершало действия, превышаю­щие природу тела, и, как естественно, свойственные не про­сто телу, но телу божественному и нетленному.

Соделавшись таким, Спаситель, однако, был видим, хотя не так, как прежде, когда обращался со всеми.

Он яв­лялся только лицам, достойным такого созерцания и по­казывал им следы распятия на кресте.

В этом нас убеждает ученик (и это мы принимаем охотно и с верою), осязав­ший божественные ребра и громко и ясно воскликнувший: Господь мой и Бог мой (Ин 20, 28), — также честные жены, осязавшие пречистые ноги, а сверх того и спутники с го­ревшим сердцем и с глазами, удержанными во время бесе­ды от признания Его (Лк 24, 16), что разрешилось только после преломления хлеба.

И сам Иисус принял пищу и питие, хотя тело Его было нетленно, и сделал Он это не вследствие нужды, а по снисхождению и домостроительно, дабы верили, что это был именно Он, и чтобы таинство воскресения считалось истинным, а не мнимым.

Равным образом как же божественные ученики могли видеть Взя­того из среды их возносящимся на небо, как соучастника Отчей славы, пришедшего также снова, согласно возглашению предпосланных премирных сил, если тело было нео­писуемо?

Или как великий Стефан, первый и величайший мученик, во время истязания, немного спустя после воз­несения Спасителя на небо, видел, как подобает видеть человеку, исполненному такой благодати, и насколько это могла преестественно вместить человеческая природа?

Не созерцал ли он Спасителя в образе, в котором он был ви­дим на земле у нас, стоящим одесную Отчей славы?

Ибо как иначе он мог сказать: вижу небеса отверстия и сына человеческаго стоящаго одесную Бога (Деян 7,56)?

Тому же ясно научают нас и изречения святых отцов, которые мы представим после.

Хотя враги наши и Евангелия не верят в это и отгоняют даже Христа, так как думают, что ученики видели дух и что все произошло вне тела, мы од­нако, возглашая неложность этого, утверждаем, что Хрис­тос описуем именно потому, что Он снизошел и вочеловечился, так что зрением мы познаем саму истину
."
« Последнее редактирование: 04 Апрель 2009, 04:17:20 от Ioann22 » Записан

Св.Иоанн Дамаскин: "Ибо одну только ревность к Истине я имею как надежду на спасение, и надеюсь, и желаю с нею встретить Господа Христа, предлагая Ему ее, как умилостивление за те постыдные грехи, какие были мною совершены."
azamat
Ветеран
*****
Offline Offline

Сообщений: 2841



« Ответ #3 : 04 Апрель 2009, 04:13:13 »

Опровержение III, 39:

"Но каким образом все прочее изменилось: смертное  сделалось бессмертным, тленное оказалось нетленным,  страстное — бесстрастным, тогда как описуемое не стало  неописуемым?

Мы заявляем, что в составе человеческого  естества Творец изначала создал, с одной стороны, силу духовную, разумную способность чувствования, воли или,  лучше сказать, самоопределения и тому подобное.

В то же  время человек, взятый из земли, получает телесную фор­му, становится телом, которое естественно видимо, осязае­мо и описуемо.

И никто из обладающих разумом не может сказать, что оно неописуемо.

Но с внешней стороны уже после создания произошло прибавление в теме: то, что привзошло в него из-за нарушения заповеди Творца, стало как бы естественным.

Первозданному человеку решением Творца была предназначена жизнь; в то же время вместе с законом ему была дана свобода выбора: при соблюдении этого закона он унаследовал бы высшее, подобающее анге­лам, блаженство; а в случае нарушения его он должен был подвергнуться наихудшей, самой скорбной участи.

Избрав по искушению змия эту последнюю, он, естественно, тотчас становится подверженным тлению и смерти, и бесчис­ленное множество других немощей привходит в него — ибо тление и смерть не были сотворены вместе с первозданным, иначе не было бы нужды в древе жизни, которое росло в раю.

Владыка твари по преизбыточеству человеколюбия и неизреченному милосердию, желая избавить от тления подверженное смерти естество и возвести его в начальное блаженство, не погнушался воспринять тело, которое, как известно, принадлежит осужденному и всем нам, причаст­никам этого осуждения, и которое тленно и смертно.

Как тело, оно не может быть чуждо описуемости, пока остается телом.

Так Он познал телесную смерть, которой не подле­жал, и заплатил за нас долг, дабы собою искупить преступ­ление Адама, и, восстановляя побежденное естество, под­нял павшего.

Яко беззакония не сотвори, ниже обретеся лесть во устех его (Ис 53,9).

Он упразднил смерть, унич­тожил тление, и, будучи истинною жизнью по природе и источником бессмертия, явил Себя победителем смерти и тления.

Плоть Его не видела тления, которое было попра­но и уничтожено Победителем мира, ибо была охраняема высочайшею и всемогущею силою Слова, хотя по своей природе и подлежала тлению.

Затем Он воскрес после трех дней, очистив Собою все вследствие греха прившедшие в естество изъяны и недостатки, соделавшись приношени­ем и залогом за наше бренное естество, явив таким обра­зом Свое творение чистым и не скверным и даровав ему сияние собственной славы.

Так же во время крещения Он совершил наше очищение, будучи сам верхом всякой чис­тоты.

Всем этим человек был бы обогащен и издревле, если бы первозданный соблюл заповеди Творца, ибо Творец предназначил для него бессмертие и восхождение к лучшему.

Этому научают нас и наши наставники.

Апостол ска­зал в одном месте: сего ради якоже единем человеком грехе мир вниде, и грехом смерть, и тако смерть во вся человеки вниде (Рим 5,12).

То же содержится в мудрых изречениях некоторых древних, где написано, что Бог смерти не сотво­ри.

Созда бо во еже быти всем, и спасительны бытия мира, нибо есть в них врачевания губительнаго (Прем 1,13—14), и что Бог созда человека в неистление; завистию же диаволею смерть вниде в мир (Прем 2, 24).

Согласно с этим провозглашают и богословствующие Отцы.

Итак, высшую помощь получило именно то, что нуждалось в ней.

Тело отнюдь не должно было сделаться бестелесным и стать нео­писуемым, ибо человек не был сотворен без тела, и тело не было дано человеку только в последствие за грех, — ведь в таком случае не было бы ни человека, ни преступления.

И в чем мог быть совершаем грех, как не в страстях тела, ко­торые вошли в него ради содеянного греха?

Итак, во Хри­сте естество наше обновляется и спасается.

Тело, воспринятое Богом, обожествилось всецело, преобразовалось в лучшее, увенчалось неизреченным благолепием, пребыва­ло впредь духовным и превосходит материальную и зем­ную дебелость.

Но оно не перестало быть телом, осталось телом каким бы то ни было и поэтому подлежит описанию, — ибо описуемость происходит не от извне и от греха, как входит тление и про­чие немощи, но из него самого; оно есть, так сказать свой­ство, самоопределение, сущность тела.

И если кто станет определять тело, как имеющее тройное измерение, как физическое, органическое, обладающее жизненною силою, как изобразимое и поддающееся заключению в пределы — а это все свойства нашего тела, — тот не сказал бы ничего иного, кроме того, что оно описуемо.

Пос­ле воскресения из мертвых тело Христа хотя соделалось боговидным, однако не перестало быть телом и не преоб­разовалось в божественную сущность.

То обстоятельство, что мы уже не знаем Христа во плоти (2 Кор 5,16), говорит не за упразднение или отложение плоти — это измышле­ние Манихейское, — а за то, что оно изъято от телесных нужд, чуждо плотских страстей и нашей немощи, напри­мер, утруждения в пути, жажды, голода, боязни и тому подобного.

«Не плоть уже, однако и не бестелесен, но Ему известным образом боговиднейшего тела...» — заявляет Григорий Великий. Затем великий апостол поучает, что подобает тленному сему облещися в нетление, и мертвенно­му сему облещися в безсмертие (1 Кор 15, 53).

Но чтобы тело облеклось в бестелесность, чтобы сотворенное стало несотворенным, или описуемое превратилось в неописуе­мое, об этом еще доселе никто не слышал. Некоторые из этих свойств принадлежат и бестелесным, потому что и ангелы суть создания Божий и, поскольку имеют начало, они описываются временем.

Итак, необходимо сказать, сообразно исповеданию хрис­тианской религии или учению католической и апостольс­кой Церкви, что Христос и Бог наш после того, как взо­шел на небо и воссел одесную Бога Отца, сохранил воспри­нятое естество без умаления, причем не отпала ни одна из частей, которые характеризуют его состав.

В Нем пребы­вает тоже тело, а также и душа, которою оно было одушев­лено, разумная и духовная, желающая и деятельная, кото­рою Он желает и действует в промышлении и охранении всего, как божески, так и человечески, будучи ходатаем за нас перед Отцом, устрояя наше спасение и стяжая для нас все полезное.

Пресвятая и божественная душа сохраняет память обо всем, что Христос, обращаясь на земле с людь­ми, совершил и претерпел для нашего освобождения; она знает, что ипостасно соединена с божественным Словом, и видит, как она сопрославляется и сопоклоняется с Ним, как душа Бога, — а не как просто душа, — всею разумною тва­рью; знает также, что она от земли взошла на небо и снова придет во славе Отчей.

Восхождение же на небо и последу­ющее снисшествие, указывая на перемещение в простран­стве и представляя движение, признаются действиями описуемого тела.

А что Слово восседает с телом одесную Отца, это должно быть понимаемо не в смысле тесного про­странства, ибо неописуемое  не может иметь вида правого или левого; этим мы только исповеду­ем Славу и честь, которою почитается и спрославляется Слово, как Сын Божий и предвечный Бог, единосущный Отцу, причем Он приемлет одинаковое поклонение от всех вместе с телом, ибо ипостась едина.

Да превратятся в пепел языки Христоборцев и да иссохнут их сердца! Да заградятся уста, глаголющие неправду против истины, для всех ясной
!"
Записан

Св.Иоанн Дамаскин: "Ибо одну только ревность к Истине я имею как надежду на спасение, и надеюсь, и желаю с нею встретить Господа Христа, предлагая Ему ее, как умилостивление за те постыдные грехи, какие были мною совершены."
azamat
Ветеран
*****
Offline Offline

Сообщений: 2841



« Ответ #4 : 04 Апрель 2009, 04:19:22 »

выводы.

1. до воскресения Христос проявлял "тонкость" не по естеству тела,а по благодати,превыше естества:

"И раньше страданий видели Спасителя ше­ствовавшим по волнам, прикосновением руки воскресав­шим мертвых и совершавшим другие подобные чудеса те­лесно. Все это мы не называем признаками тела, а Спасителя не называем бестелесным. Все это было совершено могуще­ственной необоримой силою, которой покорялось все, и со­вершено именно чудесно, а не по свойству тела".

2. по воскресении Христос проявлял "тонкость" тоже не по естеству,а по благодати:

"Притом восстание из мертвых, нахождение внут­ри дома при затворенных дверях и подобные этим явления происходят не по закону тела и нашего материального и тлен­ного естества...
...вместе с соединенным с ним ипостасно и не отде­лимым от него естеством, от которого оно восприняло преестественные свойства, то совершало действия, превышаю­щие природу тела
".

3. до воскресения плоть Его была дебелой,нуждалась в воде,пище,сне,страшилась смерти,боли...,
если сие позволялось,конечно.

4. по воскресении плоть Его не была дебелой,не нуждалась в воде,пище,сне,но была видимой:

"пос­ле воскресения оно возблистало красотой нетления, соделалось бессмертным, совершенно очистилось от тления и дебелости...
...Соделавшись таким, Спаситель, однако, был видим, хотя не так, как прежде, когда обращался со всеми...
...тело Его было нетленно, и сделал Он это не вследствие нужды, а по снисхождению и домостроительно, дабы верили, что это был именно Он, и чтобы таинство воскресения считалось истинным, а не мнимым...
...Не созерцал ли он Спасителя в образе, в котором он был ви­дим на земле у нас
".
Записан

Св.Иоанн Дамаскин: "Ибо одну только ревность к Истине я имею как надежду на спасение, и надеюсь, и желаю с нею встретить Господа Христа, предлагая Ему ее, как умилостивление за те постыдные грехи, какие были мною совершены."
azamat
Ветеран
*****
Offline Offline

Сообщений: 2841



« Ответ #5 : 04 Апрель 2009, 04:24:53 »

свт.Григорий Богослов.
Слово 40:

"Он всецелый человек и вместе Бог,

ради всего страждущего человека, дабы всему тебе даровать спасение, разрушив всякое осуждение греха,

бесстрастный по Божеству,
страждущий по воспринятому человечеству,

настолько же для тебя человек,
насколько ты ради Его делаешься Богом;

что Он за беззакония наши веден на смерть, распят и погребен, поскольку вкусил смерть, и воскресши в третий день, вознесся на небо, дабы возвести с Собой тебя поверженного долу,

но опять придет в славное явление Свое судить живых и мертвых, придет уже не плотью, но и не бестелесным, а в известном Ему только образе боголепнейшего тела, чтобы и видимым быть для пронзивших Его, и пребывать Богом, непричастным дебелости."
Записан

Св.Иоанн Дамаскин: "Ибо одну только ревность к Истине я имею как надежду на спасение, и надеюсь, и желаю с нею встретить Господа Христа, предлагая Ему ее, как умилостивление за те постыдные грехи, какие были мною совершены."
Вячеслав С.
глобальный модератор
Ветеран
*
Offline Offline

Сообщений: 788


РПЦ


WWW
« Ответ #6 : 04 Апрель 2009, 11:58:08 »

Приветствую, Азамат.

Небольшое уточнение, дебелость - это в том числе неукоризненные страсти? Т.е. это более широкое понятие, включающее в себя неукоризненные страсти?

Или как раз дебелость = неукоризненные страсти?
Записан

-------------
Бывает нечто, о чем говорят: "смотри, вот это новое"; но [это] было уже в веках, бывших прежде нас. [Еккл.1:10]
Евгений
Ветеран
*****
Offline Offline

Сообщений: 547


WWW
« Ответ #7 : 04 Апрель 2009, 14:15:54 »

Я думаю, что дебелость -- это чувственность в ее разделении с умопостигаемым. Разделение это -- следствие грехопадения и изгнания Адама из рая, одновременно чувственного и мысленного. В будущем веке, как пишет Максим Исповедник (Мистагогия, 7), тело снова уподобится душе, а чувственное умопостигаемому, тогда и тело перестанет быть дебелым, а станет "благолепным и славным".

Дебелость это неразумная чувственность тварного. Также как чувства падшего человека отделены от его ума, так и чувственность тварного в мире после грехопадения отделена от его разумной постижимости. В будущем веке или в его созерцании и то, и другое не отделено друг от друга, но чувственное подобно умопостигаемому, благодаря, как пишет МИ, "деятельному присутствию во всем и каждом соразмерно проявляющейся божественной силы".
Записан
azamat
Ветеран
*****
Offline Offline

Сообщений: 2841



« Ответ #8 : 04 Апрель 2009, 15:58:46 »

да,дебелость-это более узкое понятие,нежели неукоризненные страсти,а уж тем более греховные "кожаные ризы".

грубость,дебелость-это наш физический состав,как сказал Евгений,отделённый от ума,живущий сам по себе.

во Христе,конечно,как и в Богородице,не было отделения плоти от ума,т.е.человеческое естество бытийствовало в их ипостасях,мягко говоря,здравым образом.

домостроительно грубость плоти была отброшена как акциденция из их естества исторически в разные сроки: в воскресении Иисуса,в воскресении Марии,
мистически же это было единым актом.
Записан

Св.Иоанн Дамаскин: "Ибо одну только ревность к Истине я имею как надежду на спасение, и надеюсь, и желаю с нею встретить Господа Христа, предлагая Ему ее, как умилостивление за те постыдные грехи, какие были мною совершены."
андрей
Новичок
*
Offline Offline

Сообщений: 22



« Ответ #9 : 30 Апрель 2009, 14:28:09 »

Цитировать
утрата дебелости в воскресении-
это вольное отложение акциденций тления и в этом смысле изменение привходящих свойств.
Безспорно это качество привходящее  Улыбающийся А вот "вольное отложение"... Непонимающий Азамат,можно ли сказать,что исчезновение в Воскресении этого превходящего свойства для всей человеческой природы,есть результат "победы Христа"? И что Господь добровольно восприняв природу с этой акциденцией,победив,уничтожил её прежде в Самом Себе(в Своей человеческой природе),и соответственно даровав победу всей человеческой природе(как единой у нас с Ним),и поэтому назван "Воскресшем из мёртвых,первенцом из умерших" ?
« Последнее редактирование: 30 Апрель 2009, 14:42:03 от андрей » Записан
azamat
Ветеран
*****
Offline Offline

Сообщений: 2841



« Ответ #10 : 03 Май 2009, 00:24:19 »

неукорные страсти-это промыслительные средства для упразднения укорных страстей.

именно последнее побеждается,а первое просто упраздняется как акциденция.

укорные страсти,которые надо было таким образом победить,связаны с нашей свободой,а потому здесь невозможно было насильно их удалить.

а вот неукорные страсти рады удалить все люди (кроме садомазохистов),а потому здесь нет проблем для Всемогущего.

наоборот,Он их оставляет в нас как узду для греха.
Записан

Св.Иоанн Дамаскин: "Ибо одну только ревность к Истине я имею как надежду на спасение, и надеюсь, и желаю с нею встретить Господа Христа, предлагая Ему ее, как умилостивление за те постыдные грехи, какие были мною совершены."
андрей
Новичок
*
Offline Offline

Сообщений: 22



« Ответ #11 : 07 Май 2009, 09:50:31 »

Цитировать
неукорные страсти-это промыслительные средства для упразднения укорных страстей.

именно последнее побеждается
Вы о Его победе в искушениях,и о даровании этой силы человеческой природе? Или о обожествлении человеческой воли благодаря Боговоплощению и Искуплению?
Цитировать
а первое просто упраздняется как акциденция.
В том то и дело,не просто упраздняется.Потребовался суд на судом,чтобы упразднить(искупить) "клятву закона".
Цитировать
неукорные страсти-это промыслительные средства ...Он их оставляет в нас как узду для греха.
Есть такое определение,и оно обоснованно..И есть также более широкое понимание их,как вошедшее после грехопадения - проклятие над родом человеческим,потребовавшее искупления из своих уз.Традиционно именно это называется "победой Христовой" - искупление человека,как дарования окончательного и всеобщего богоприсутствия("всё во всём"),в результате чего в человеке перестаёт быть всякая наклонность ко греху(во всеобщем Воскресении).А с тем что оставлено сие неукорное до Воскресения,для домостроительства и совершения человека -  согласен с Вами.
Записан
Страниц: [1]
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by MySQL Powered by PHP Powered by SMF 1.1.11 | SMF © 2006-2008, Simple Machines LLC Valid XHTML 1.0! Valid CSS!