consensus patrum
10 Декабрь 2018, 21:27:34 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
 
   Начало   Помощь Поиск Войти Регистрация  
Страниц: 1 ... 3 4 [5] 6
  Печать  
Автор Тема: Степени молитвенного восхождения в традиции афонских отцов  (Прочитано 6622 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Евгений
Ветеран
*****
Offline Offline

Сообщений: 547


WWW
« Ответ #60 : 28 Июль 2017, 23:02:07 »

я и сам толком не понимаю. я только на своем опыте знаю, что одно лишь механическое повторение правила, внешнее псалмопение или служба не только не помогает, но может сильно помешать, вгонит в невротизацию и депрессию и вообще отвадит от христианской церковной жизни, приведет к "выгоранию" и разочарованию. поэтому меня интересует переход от внешнего к внутреннему. этот переход христианин, насколько я понимаю, может сделать, хотя бы потому, что имеется в наличии первое условие этого перехода - христианская вера. вот как из слагаемых христианской веры и внешней молитвы получить внутреннюю молитву?

Ну все-таки сам христианин переход этот не делает, это действие благодати. Это общеизвестно. Поэтому готового рецепта на все случаи жизни нет.

внимательная молитва+ чтение отцов
большое правило+технические приемы
(покаяние подразумевается)

Но я бы еще раз сделал акцент на сердце. На что оно отзывается, тем и действовать. Если ни на что  -- то болезни, несчастья и старость, пока не начнет:-)
Записан
Neovitos
Старожил
****
Offline Offline

Сообщений: 340


« Ответ #61 : 29 Июль 2017, 16:47:48 »

я и сам толком не понимаю. я только на своем опыте знаю, что одно лишь механическое повторение правила, внешнее псалмопение или служба не только не помогает, но может сильно помешать, вгонит в невротизацию и депрессию и вообще отвадит от христианской церковной жизни, приведет к "выгоранию" и разочарованию. поэтому меня интересует переход от внешнего к внутреннему. этот переход христианин, насколько я понимаю, может сделать, хотя бы потому, что имеется в наличии первое условие этого перехода - христианская вера. вот как из слагаемых христианской веры и внешней молитвы получить внутреннюю молитву?

Ну все-таки сам христианин переход этот не делает, это действие благодати. Это общеизвестно. Поэтому готового рецепта на все случаи жизни нет.

внимательная молитва+ чтение отцов
большое правило+технические приемы
(покаяние подразумевается)

Но я бы еще раз сделал акцент на сердце. На что оно отзывается, тем и действовать. Если ни на что  -- то болезни, несчастья и старость, пока не начнет:-)
Большое правило? Если под большим правилом имеется ввиду большое количество Иисусовых молитв в течение дня, как в рассказах странника, то такое правило для начинающего умное делание в условиях городской жизни и в отсутствии опытного наставника может привести либо к утомлению ума и разочарованию, либо к прелести. Всякое болшое дело начинается с малого. Прежде, чем начинать молиться часто при всяком удобном случае, надо научиться молиться правильно. Иначе ум обретет навык рассеянной молитвы и укоренится в ней до автоматизма, полагая, что это делание и есть умное делание с благодатной помощью.

В условиях отсутствия опытного наставника нашим наставником может стать только благодать Духа. А она не стяжается количеством. Если говорить о правиле, то отцы советуют соблюдать постепенность, постоянство, меру и равномерность в умном делании. Рискну прокомментировать эти советы о правиле для начинающих умное делание, исходя из собственного опыта и тех советов, которые мне давали опытные в молитве.

Постепенность - это постепенное увеличение времени пребывания во внимательной молитве в условиях уединения (дома в тишине с закрытыми глазами ). Начинать советуют с получаса (это порядка 100 внимательных молитв) и постепенно увеличивать до 1,5 часов (это порядка 300 молитв). При этом переходить к большему количеству следует не по своему решению, а когда благодать будет давать нерассеянную молитву  и при этом почувствуется мир помыслов, легкость в движениях ума и умиление от сопричастности благодати.Трудовая молитва с принуждением ко вниманию к словам молитвы преображается в легкую молитву, творимую нерассеянно без труда. Такое преображение может возникать  в конце сотни, но может и после первого десятка или полусотни. Благодатное преображение молитвы свидетельствует о том, что молитвенник движется в правилном направлении. И тогда, когда от наслаждения умилением к концу сотни молитв возникнет желание продолжить молитву, то можно сначала пробовать молиться столко, сколько благодать молиться нерасеянно. А потом, когда такое начинанет повторятся часто, то увеличить правило до 200 или 300 молитв и уже соблюдать его постоянно во чтобы то ни стало,  независимо от того будет даваться умиление или нет.  

Постоянство. Выбранное правило надо соблюдать постоянно и непреклонно. К правилу относится не только количество молитв, но и порядок их следования. Советуют для начинающих сначала исполнить обычное правило по молитвослову (сократив его, чтобы выделить дополнителное время для Иисусовых молитв. Советуют оставить те молитвы, на которые отзывается сердце). К правилу относятся и внешние обстоятельства - стояние или сидение (отцы советуют стоять, если позволяет здоровье. И это действительно так. Молитва стоя превосходит все другие положения тела по действию благодати во время молитвы), время исполнения правила, земные поклоны перед тем, как приступить к Иисусовой молитве (советуют сделать 10 или 30 поклонов с крестным знамением и краткими молитвами по 3 или по 10 - "Боже очисти мя и помилуй мя грешного", "Сердце чисто созижди во мне, Боже, и дух прав обнови во утробе моей", "Верую, Господи, помоги моему неверию". Эти молитвы в сочетании с земными поклонами смиряют самомнение молящегося и настраивают на смиренную и благоговейную молитву. Прп. Исаак Сирин пишет, что о том, насколько првильно ваше безмолвие, вы узнаете по тому, насколько вы полюбите земные поклоны). Также советуют после каждого дестяка молитв делать поясной поклон, чтобы избежать утомления от напряжения ума в принуждении ко вниманию. Особое место отцы уделяют крестному знамению. Его можно совершать перед поклонами или во вермя молитвы, когда помыслы особо сильно не дают сосредоточить ум на словах молитвы. В особых затрудненяих с преодолением помыслов или возникающих оразов я останавливал Иисусову молитву и начинал творить  молитву "Честному кресту" с крестным знамением и это помогало быстро укротить лукавые помыслы и чувственные раздражения. К совершению крестного знамения надо относиться с благоговением, как описывает прп.Исаак в Беседе 11 "О созерцании тайны креста".  Есть даже техника молитвы крестом. Постоянство укореняет ум в определенных условиях и он постепенно перестает замечать все трудности правила и делается способным улавливать и воспринимать уроки молитвенного наставника - благодати Духа. Если же правило часто меняется, то это будет подобно частому пересаживанию молодого растения и повреждению корней, от чего растение не окрепнув может погибнуть (прп.Исаак). Из постоянства правила вытекает необходимость определения своей меры.

Мера. Она завист от физического возраста и здоровья, от церковного и духовного опыта, а также от условий жизни. Мера постепенно увеличивается. Мера выбирается, исходя из того, чтобы не надорваться и не расслабляться. Мера зависит также от исполнения других добродетелей. И тут возникает равномерность всех добродетелей.

Равномерность. Об этом подробнее описано в  седьмом звуке трубы из "Десятигласной духодвижной трубы" Иосифа Исихаста. Старец выделяет следующие шесть добродетелей - БЕЗМОЛВИЕ, СМИРЕНИЕ, ТЕРПЕНИЕМ, ПОСТ, БДЕНИЕ, МОЛИТВА. Эти добродетели должны совершаться в равной мере. Если пренебречь его советом, то молитва сама по себе не сможет развиваться и достичь сердечной обители. Для мирянина исключение может составить ночное бдение, которое неприемлемо для человека, работающего днем, имеющего семью и заботы обеспечения семьи всем необходимым для жизни и воспитания детей. Кроме того, для начинающего без наставника опасно молится после полуночи, т.к. это время особого воздействия от лукавого и неопытный ум может быть легко уловлен лукавыми подменами балгодатных состояний. К ночным молитвам советуют приступать не ранее, чем ум научится молиться нерассеянно или после того, как молитва обретет сердечное место.  Ночное бдение ума, которое как говорит старец Иосиф "что  это  поистине наковальня, на которой  заостряются  мысленные  гвозди  --   помышления, а ум сильно очищается и рождает тонкие  помыслы", может для городского мирянина быть заменено на богомыслие над чтением святых отцов, при котором ум связывается в свободное время в течение дня. Также особые черты для мирянина обретает безмолвие. Оно ни в коем случае не подразумевает замкнутость и угрюмость в общении с людьми, но уклонение от праздных разговоров и времяпровождения. Если возникает необходимость разговора с человеком, то начинающему не следует пытаться вести разговор и параллельно повторять слова молитвы про себя. Наоборот, лучше проявить всю возможную милость к ближнему, предпочесть его волю своей и исполнить заповедь любви, которая всех любит в равной степени.  Любовь не нарушит безмолвие, а молитва обретет крылья при исполнении правила.
  
Эти простые советы о правиле относятся ко всем и в том числе для мирян.
« Последнее редактирование: 30 Июль 2017, 16:19:47 от Neovitos » Записан
Neovitos
Старожил
****
Offline Offline

Сообщений: 340


« Ответ #62 : 30 Июль 2017, 17:01:18 »

Вышеприведенные советы касаются толко внешней стороны умного делания и только для начала и в особенности для живущих в миру, чей ум в течение дня далек от памятования о Христе.

У отцов можно встретить иной подход для начинающих иноков, основанный на том, что они с самого начала приучаются к частому повторению молитвы вслух или про себя. Это связывает ум и не дает ему отвелкаться на посторонние помыслы. Общий уклад жизни иноков в монашеской соеде и дела в течение дня построены вокруг Бога и при частом повторении молитвы они соединяются с ней в единое делание. Такое сочетание полезно и способствует отклику сердца. Иная ситуация у городского юноши или взрослого бизнесмена, чьи заботы далеки от Бога в течение дня, но чьи сердца откликаются временами на призыв Господа и тянуться к нему, когда становятся на вечернее правило. Для таких подвижников молитвы полезнее начинать с обучения внимательной молитве на малом количестве и только после обретения навыка и вкуса правильной молитвы (со  вниманием и сердечными чувствами страха и благоговения) переходить к молитве в течение дня, на церковных службах и после полуночи.

Внешние правила влияют на внутреннее устроение духа молящегося. Но определяющим является не внешнее, а внутреннее. если внутреннее состояние духа неверное, то никакое внешнее правило не поможет и, наоборот, создаст впечатление его неправильности и тем самым усугубит движение молящегося в неправильном направлении к погибели. Вот почему важно сначала получить свидетельство от благодати, что устроение духа верно. Таким свидетельством является в начале умного делания обретение внимательной молитвы.

Бывают случаи, когда городскому жителю сразу дается самодвижная Иисусова молитва. И таких я знаю немало. С таким свидетельством благодати нужно и поступать в согласии с тем, чему она учит через уроки умаления и приближения своего присутствия. Здесь советы становятся лишними, кроме, пожалуй, одного. В таких случаях молящийся начинает думать, что такая благодатная молитва будет с ним всегда и начинает впадать в уныние, когда благодать умаляется, сердце охлаждается, а попытки вернуть прежнюю молитву собственными движениями ума приводят к разочарованию. Вот это разочарование в собственной способности молиться, познание собственной немощи духовной и есть главный урок первого этапа призывающей благодати для всех вариантов умного делания.
Записан
Neovitos
Старожил
****
Offline Offline

Сообщений: 340


« Ответ #63 : 30 Июль 2017, 17:09:54 »

1-я деятельная молитва (повторение)
2-я трудовая молитва (внимание и трезвение ума, принуждение)

у меня вопрос: в чем разница между принуждением и повторением? вроде как, на первый взгляд, повторение это тоже принуждение.

На конкретный вопрос нужен конкретный ответ.
Деятельная молитва. как я понимаю, означает начальный этап повторения Иисусовой молитвы в течение дня во время рукоделия и других занятиях монаха, позволяющих повторять молитву вслух или про себя.
Трудовая молитва - это труд принуждения ума внимать сначала словам. а потом и смыслам слов молитвы. Трудовая молитва начинается при исполнении келейного правила и постепенно переходит на дневную молитву.
Записан
Neovitos
Старожил
****
Offline Offline

Сообщений: 340


« Ответ #64 : 30 Июль 2017, 17:26:09 »

меня интересует переход от внешнего к внутреннему. этот переход христианин, насколько я понимаю, может сделать, хотя бы потому, что имеется в наличии первое условие этого перехода - христианская вера. вот как из слагаемых христианской веры и внешней молитвы получить внутреннюю молитву?
Переход от внешней молитвы к внутренней - это свидетельство перехода подвижника от внешней жизни на чувственной земле обитания  к внутренней духовной жизни. Если такой переход есть, то подвижнику дается в помощь внутренняя молитва. О том, совершился ли переход к духовной жизни, описано в Предисловиях прп.Василия Поляномерульского.
Здесь же я лишь хочу подчеркнуть тщетность упования на собственные усилия и технику умного делания, если подвижник еще не пришел к непрестанной внутренней духовной брани.
А вот преход к непрестанной внутренней духовной брани - это и есть дело христианоской веры и основание для зарождения непрестанной молитвы в сердце.
« Последнее редактирование: 30 Июль 2017, 17:27:50 от Neovitos » Записан
Евгений
Ветеран
*****
Offline Offline

Сообщений: 547


WWW
« Ответ #65 : 01 Август 2017, 13:58:59 »

Мы немного обсудили вопрос общности представленных стадий молитвы у русских афонских старцев с другими отцами Церкви, и у меня возник вот такой вопрос:  а в чем выражаются особенности данной схемы? И есть ли они вообще?

Этот вопрос я начал обсуждать в сообщении 51. Особенности схемы афонских отцов, на первый взгляд, заключаются в более подробном делении стадий по сравнению с общей схемой.

Второй вопрос я бы охарактеризовал так:
Есть ли что-то непосредственно русское (т.е. принадлежащее к русскому менталитету) в этом молитвенном восхождении того же сх. Петра или сх. Леона?

Этот вопрос еще более интересный и сложный. Чтобы попытаться на него ответить, надо сначала попытаться сформулировать, в чем заключается особенность русского исихазма вообще (если она есть) по сравнению с византийским.  

Сам исихазм, конечно, явление вненациональное, но становление его в разных странах происходит под воздействием конкретных исторических условий. В поздневизантийскую эпоху уже всем, более или менее, было ясно, что Византия обречена. Преемником Византии (как "политического исихазма", зашишающего исихазм аскетический, -- необходимость такой защиты -- отдельная тема)  могло бы стать государство с достаточно сильной властью для защиты от внешних врагов (но и не слишком сильной, чтобы исихазм мог вообще существовать). Под такие условия подходила Русь, только что (хотя бы формально) освободившаяся от татарского ига (но не подходил в дальнейшем Константинополь под властью султана). Но на формирование своего преемника Византии было отпущено, наверно, немногим более, чем столетие-полтора, что и определило в итоге особенности русского исихазма (как аскетического, так и политического), со всеми его преимуществами и возможными недостатками (которые являются оборотной стороной преимуществ).

Это прежде всего краткость его (исихазма) редакции, то есть из отцов успели перевести на русский все основное, что оказалось потом необходимым для продолжения традиции русского старчества. Примером такого компендиума является сборник с одноименным названием "Старчество", составленный, по-видимому, еще при прп. Кирилле Белозерском или ранее. Самая важная часть из него вошла потом в Устав прп. Нила Сорского (в качестве второй главы) и, описывает, по-видимому, суть русского исихазма (в его самых высоких проявлениях) и исихазма вообще.

Обратной стороной краткого изложения сути является пропуск важных подробностей и подробностей вообще. Это и можно считать, на мой взгляд, особенностью русского исихазма, русского старчества в дальнейшем и афонской схемы, в частности. Краткое изложение сути при отсутствии большой письменной традиции на эту тему по примеру византийской. Это способствует устной передаче исихазма и появлению отдельных исихастов, но не передаче исихазма как традиции.

То же касается исихазма политического. То, что гармонично уживалось в Византии (стяжательство и нестяжательство), в краткой редакции на Руси ужиться не могло и в дальнейшем способствовало, на протяжении двух-трех веков, угасанию исихастской традиции.

Отпадение Константинополя от православия в 15 в. (когда константинопольские патриархи стали поставляться султаном) сопровождалось, первое время, расцветом православия на Руси (а не наоборот, как пишут некоторые,-- отпадение Московской Руси от Константинополя; о том, где пребывало тогда православие, можно судить по тому, где пребывал тогда исихазм -- а именно на Руси). Спустя несколько столетий Московская Русь приняла в общение Константинополь (по икономии), но к тому времени и исихазм на Руси стал угасать.

Итак, мое мнение о том, что составляет особенность русского исихазма, старчества (и в частности вфонской схемы) -- это краткость его (исихазма) редакции
« Последнее редактирование: 01 Август 2017, 14:44:29 от Евгений » Записан
Олегъ
Новичок
*
Offline Offline

Сообщений: 25


« Ответ #66 : 01 Август 2017, 22:17:02 »

Мы немного обсудили вопрос общности представленных стадий молитвы у русских афонских старцев с другими отцами Церкви, и у меня возник вот такой вопрос:  а в чем выражаются особенности данной схемы? И есть ли они вообще?

Этот вопрос я начал обсуждать в сообщении 51. Особенности схемы афонских отцов, на первый взгляд, заключаются в более подробном делении стадий по сравнению с общей схемой.

Второй вопрос я бы охарактеризовал так:
Есть ли что-то непосредственно русское (т.е. принадлежащее к русскому менталитету) в этом молитвенном восхождении того же сх. Петра или сх. Леона?

Этот вопрос еще более интересный и сложный. Чтобы попытаться на него ответить, надо сначала попытаться сформулировать, в чем заключается особенность русского исихазма вообще (если она есть) по сравнению с византийским.  

Сам исихазм, конечно, явление вненациональное, но становление его в разных странах происходит под воздействием конкретных исторических условий. В поздневизантийскую эпоху уже всем, более или менее, было ясно, что Византия обречена. Преемником Византии (как "политического исихазма", зашишающего исихазм аскетический, -- необходимость такой защиты -- отдельная тема)  могло бы стать государство с достаточно сильной властью для защиты от внешних врагов (но и не слишком сильной, чтобы исихазм мог вообще существовать). Под такие условия подходила Русь, только что (хотя бы формально) освободившаяся от татарского ига (но не подходил в дальнейшем Константинополь под властью султана). Но на формирование своего преемника Византии было отпущено, наверно, немногим более, чем столетие-полтора, что и определило в итоге особенности русского исихазма (как аскетического, так и политического), со всеми его преимуществами и возможными недостатками (которые являются оборотной стороной преимуществ).

Это прежде всего краткость его (исихазма) редакции, то есть из отцов успели перевести на русский все основное, что оказалось потом необходимым для продолжения традиции русского старчества. Примером такого компендиума является сборник с одноименным названием "Старчество", составленный, по-видимому, еще при прп. Кирилле Белозерском или ранее. Самая важная часть из него вошла потом в Устав прп. Нила Сорского (в качестве второй главы) и, описывает, по-видимому, суть русского исихазма (в его самых высоких проявлениях) и исихазма вообще.

Обратной стороной краткого изложения сути является пропуск важных подробностей и подробностей вообще. Это и можно считать, на мой взгляд, особенностью русского исихазма, русского старчества в дальнейшем и афонской схемы, в частности. Краткое изложение сути при отсутствии большой письменной традиции на эту тему по примеру византийской. Это способствует устной передаче исихазма и появлению отдельных исихастов, но не передаче исихазма как традиции.

То же касается исихазма политического. То, что гармонично уживалось в Византии (стяжательство и нестяжательство), в краткой редакции на Руси ужиться не могло и в дальнейшем способствовало, на протяжении двух-трех веков, угасанию исихастской традиции.

Отпадение Константинополя от православия в 15 в. (когда константинопольские патриархи стали поставляться султаном) сопровождалось, первое время, расцветом православия на Руси (а не наоборот, как пишут некоторые,-- отпадение Московской Руси от Константинополя; о том, где пребывало тогда православие, можно судить по тому, где пребывал тогда исихазм -- а именно на Руси). Спустя несколько столетий Московская Русь приняла в общение Константинополь (по икономии), но к тому времени и исихазм на Руси стал угасать.

Итак, мое мнение о том, что составляет особенность русского исихазма, старчества (и в частности вфонской схемы) -- это краткость его (исихазма) редакции

Не согласен с рядом моментов.
Я практически уверен (в настоящий момент не могу привести доказательства из литературы или на основании рукописей, но если потребуется, сделаю это), что сборник «Старчество», кто бы ни был его составителем, представляет собой произведение, созданное в XVІІ, самое раннее — в конце XVІ века, и что, таким образом, «2-я глава Устава прп. Нила» была инкорпорирована в этот сборник, а не наоборот. Устав прп. Нила обладает всеми чертами оригинального авторского сочинения, в том числе с точки зрения языка и стиля, наличие в нем таких «анонимных вставок» практически исключено. В то же время, «Устав» этот был чрезвычайно широко распространенным сочинением, фактически выполнявшим функцию «устава умного делания» для тех русских обителей, в которых имелся лишь дисциплинарный и богослужебный устав. Поэтому заимствования из этого поистине «классического» текста русского исихазма более чем вероятны и естественны в XVІ–XVІІ веках (да и в последующие столетия тоже).
Здесь нас не должно сбивать с толку тождество названий в различных сборниках: «Старчество» в его древнейшем виде — это, как правило, различные разновидности Патериков (т.к. последние в греческой традиции нередко озаглавлены как «Γεροντικόν», то есть не «Отечник», а как бы «Старечник», отсюда — «Старчество»). Очевидно, что и «Старчество» XVІІ века это во многом именно собрание более древнего материала (отдельные главы прямо представляют собой выписки из древних отцов, в частности — Нила Синайского (=Евагрия Понтийского)). Но в то же время среди этого более древнего материала оказываются и фрагменты русских сочинений — как прп. Нила, так и других (например, в «параллельном» «Старчеству» сборнике — «Цветнике» священноинока Дорофея — это знаменитая гл. 31 («Поучение о молитве Исусове, еже в три лета вселится благодать, еже и спасет душу»). Кстати, есть и другие сборники, также носящие название «Цветник», что не означает, что этот «Цветник» был составлен несколькими столетиями ранее. То же и со «Старчеством».
Далее, не могу согласиться с теорией «кочевания» исихазма из государства в государство в связи с политическими изменениями. Куда бы ни отпадал Константинополь в XV веке, исихазм на Афоне никуда не исчезал, более того: в том же XV веке там были выдающиеся исихасты, у которых, собственно, и учились прпп. Нил Сорский и Иннокентий (Охлябинин) во время их путешествия по Востоку. Были они и в последующие столетия, а в XVІІ–XVІІІ веках и вовсе наступает расцвет, особенно в среде келлиотского монашества Афона. Но и на Руси вряд ли можно говорить о полном упадке и исчезновении: скорее этот упадок затрагивает одни монашеские центры, но на смену им приходят другие (например, Соловецкий монастырь в XVІІ в.). Само появление таких сборников, как «Цветник» и «Старчество», свидетельствует о сохранении «исихастского измерения» монашеской духовности на Руси в последнее столетие перед модернизацией.
По-моему, сама историософская концепция «политического исихазма» является изрядным упрощением и уже поэтому требует корректив.
Наконец, письменная традиция. Круг чтения древнерусского инока практически совпадает с кругом чтения инока византийского XІV–XV вв. Сказать, что в этом отношении русские исихасты были как-то ущемлены, на мой взгляд, нельзя.
Записан
Евгений
Ветеран
*****
Offline Offline

Сообщений: 547


WWW
« Ответ #67 : 01 Август 2017, 23:43:43 »


Спасибо, важные замечания и уточнения. Но с тем, что сборник "Старчество" 16-17 вв. согласиться трудно. Он упоминается уже в 15 в., и специалисты в этом вопросе (Семячко), относят этот (тот самый) сборник, как я  помню, к третьей четверти 15 в. Так что он более раннего происхождения, чем устав прп. Нила Сорского. Другое дело, что состав этого сборника в те времена неизвестен, и отрывки из Устава могли попасть в этот сборник позднее.

На основной вывод  -- что исихазм попал на Русь в его урезанной редакции -- это никак не влияет. Языковый барьер и сейчас является серьезным препятствием для изучения византийских отцов, а в те времена и те короткие сроки -- и подавно. Отрицать влияние этого фактора, на мой взгляд, это отрицать очевидное.

По поводу Афона. До падения Константинополя число переписываемых книг на Афоне было значительно меньше, чем в Константинополе. И они все шли в Новгород и Ростов, а не в Москву (куда шли книги из Константинополя). Это, в частности, и подтверждает концепцию политического исихазма. Афон, духовный центр православия, во все времена был занят, в основном, самим собой. А экспорт исихазма на Московскую Русь шел из политического центра византийской империи -- Константинополя. Когда этот центр был уничтожен, исихазм на Руси постепенно пришел в упадок, и никакое влияние Афона этому помешать не могло
« Последнее редактирование: 02 Август 2017, 12:50:54 от Евгений » Записан
Neovitos
Старожил
****
Offline Offline

Сообщений: 340


« Ответ #68 : 02 Август 2017, 00:11:00 »

Меня интересует различие практик. В русской традиции сложилась практика неторопливой молитвы с вниманием к словам. А в греческой - очень быстрое произненснеие слов. Обе традиции присутствуют на Афоне, но в русской традиции только одна практика. Почему так?
« Последнее редактирование: 02 Август 2017, 00:18:35 от Neovitos » Записан
Евгений
Ветеран
*****
Offline Offline

Сообщений: 547


WWW
« Ответ #69 : 02 Август 2017, 12:55:05 »

Меня интересует различие практик. В русской традиции сложилась практика неторопливой молитвы с вниманием к словам. А в греческой - очень быстрое произненснеие слов. Обе традиции присутствуют на Афоне, но в русской традиции только одна практика. Почему так?

Вместо двух практик одна -- это сокращенная редакция исихазма, и так во всем. И в итоге, вместо деятельной и созерцательной аскетики, только деятельная (и хорошо еще) с техническими приемами
Записан
Олегъ
Новичок
*
Offline Offline

Сообщений: 25


« Ответ #70 : 02 Август 2017, 14:01:35 »

Меня интересует различие практик. В русской традиции сложилась практика неторопливой молитвы с вниманием к словам. А в греческой - очень быстрое произненснеие слов. Обе традиции присутствуют на Афоне, но в русской традиции только одна практика. Почему так?

Вместо двух практик одна -- это сокращенная редакция исихазма, и так во всем. И в итоге, вместо деятельной и созерцательной аскетики, только деятельная (и хорошо еще) с техническими приемами

А из чего видно, что «вместо деятельной и созерцательной аскетики» осталась «только деятельная»? По «Старчеству» и «Цветнику» не скажешь. К тому же были переведены на церковнославянский многие творения древних отцов, которые пользовались большой любовью, например, те же «Слова подвижнические» прп. Исаака Сирина и «Гимны» (не все, ок. тридцати, но все же...) прп. Симеона Нового Богослова; там какая аскетика: деятельная или созерцательная?
Мы не знаем, какова именно была практика Иисусовой молитвы в Древней Руси; описания и наставления не содержат конкретных сведений о «скорости произнесения». А переносить на Древнюю Русь методы и практики русского монашества XІX века, мне кажется, не совсем корректно.
Кстати, в XVІІІ–XX веках наступает период обратного влияния: русской духовности на греческую. Даже тексты переводятся на греческий язык, и это еще на рубеже XVІІІ–XІX вв., не говоря уже о двадцатом! Так, одним из излюбленных пособий по умному деланию становятся «надсловия» прп. Василия Поляномерульского, переведенные на греческий. А в XX в. огромное влияния оказала книга «Откровенные рассказы странника». Так, старец Иосиф Исихаст по ней корректировал методику научения Иисусовой молитве в последние годы своей жизни, а саму книгу горячо рекомендовал приходившим к нему (она как раз тогда была переведена на греческий под названием Οἱ περιπέτειες ἑνὸς προσκυνητοῦ). Такой вот привет из страны ущербного исихазма стране исихазма полноценного:)
Записан
Евгений
Ветеран
*****
Offline Offline

Сообщений: 547


WWW
« Ответ #71 : 02 Август 2017, 14:49:15 »

А из чего видно, что «вместо деятельной и созерцательной аскетики» осталась «только деятельная»? По «Старчеству» и «Цветнику» не скажешь. К тому же были переведены на церковнославянский многие творения древних отцов, которые пользовались большой любовью, например, те же «Слова подвижнические» прп. Исаака Сирина и «Гимны» (не все, ок. тридцати, но все же...) прп. Симеона Нового Богослова; там какая аскетика: деятельная или созерцательная?

В "Старчестве" есть созерцательная, а к 19-му в. в русском монашестве осталась почти что только деятельная. И созерцательная в "Старчестве" всего-то в виде одного Слова из Устава (где из созерцательных отцов буквально чуть ли не по одной цитате). Не мало ли по сравнению с византийской аскетикой?

Кстати, в XVІІІ–XX веках наступает период обратного влияния: русской духовности на греческую. Даже тексты переводятся на греческий язык, и это еще на рубеже XVІІІ–XІX вв., не говоря уже о двадцатом! Так, одним из излюбленных пособий по умному деланию становятся «надсловия» прп. Василия Поляномерульского, переведенные на греческий. А в XX в. огромное влияния оказала книга «Откровенные рассказы странника». Так, старец Иосиф Исихаст по ней корректировал методику научения Иисусовой молитве в последние годы своей жизни, а саму книгу горячо рекомендовал приходившим к нему (она как раз тогда была переведена на греческий под названием Οἱ περιπέτειες ἑνὸς προσκυνητοῦ). Такой вот привет из страны ущербного исихазма стране исихазма полноценного:)

Периодов упадка на Афоне тоже никто не отменял. Таких, что даже "откровенные рассказы" из России стали в диковинку. Но это, на мой взгляд, не свидетельствует о каком-то особенном расцвете исихазма на Руси.

Пока во всем этом не видна Ваша точка зрения на заданную тему. Какова особенность русского исихазма по сравнению, скажем, с византийским (или ее вообще нет?). Я свою точку зрения высказал. Худо-бедно, но это какая-то (весьма спорная, но) концепция. А какова Ваша?
Записан
Neovitos
Старожил
****
Offline Offline

Сообщений: 340


« Ответ #72 : 02 Август 2017, 21:04:37 »

А что вы скажете о Паисии Величковском?
Записан
Евгений
Ветеран
*****
Offline Offline

Сообщений: 547


WWW
« Ответ #73 : 02 Август 2017, 21:09:38 »

А что вы скажете о Паисии Величковском?

только положительное, конечно. а что
Записан
Neovitos
Старожил
****
Offline Offline

Сообщений: 340


« Ответ #74 : 02 Август 2017, 23:53:00 »

А что вы скажете о Паисии Величковском?

только положительное, конечно. а что
Мне казалось, что он как раз не урезал наследие афонских и синайских исихастов, а перевел их как можно полнее вместе со всем братством. А с ним было 800 монахов, которые разбрелись после его смерти по всей Руси.
Записан
Страниц: 1 ... 3 4 [5] 6
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by MySQL Powered by PHP Powered by SMF 1.1.11 | SMF © 2006-2008, Simple Machines LLC Valid XHTML 1.0! Valid CSS!