consensus patrum
25 Июнь 2019, 23:27:00 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
 
   Начало   Помощь Поиск Войти Регистрация  
Страниц: [1] 2 3 ... 8
  Печать  
Автор Тема: Антропология Новикова  (Прочитано 25550 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Сергий
Постоялец
***
Offline Offline

Сообщений: 114


« : 10 Февраль 2016, 20:01:11 »

В сети довольно популярны аудио лекции и книги Новикова о молитве Иисусовой.
Обратил пристальное внимание на антропологию Новикова, которой он фактически обосновывает технические приемы молитвы.
Вот тут http://www.nnproekt.ru/pages/audio_2_4_3.html
у него в аудио лекции про антропологию молитвы подробно об этом.

Суть антропологии Новикова, если кратко:
1) человек у него ТРЕХСОСТАВЕН: тело, душа, дух, вместо общепринятого святоотеческого деления: тело, душа.
Уже тут вопрос: насколько святоотеческий консенсус склоняется к двухчастному делению состава человека?
Или, может быть, допустимо и представление о человеке трехчастное: тело, душа, дух?
У отцов практически не встречал подробного разбора трехчастной антропологии, хотя о составе человека из тела, души, духа встречалось у Иринея Лионского и Оригена.
Тут бы поподробней разобрать этот вопрос. Это важно для аскетики молитвы.
2) Далее Новиков смело утверждает, что ДО ГРЕХОПАДЕНИЯ прародителей ум, как духовный элемент, находился в сердце и служил связью с Богом.
Есть ли подобные мысли у святых отцов? Я не встречал подобного пока.
3) Далее он утверждает, что после грехопадения прародителей  ум потерял связь с Богом и нашел ему замену, связавшись с рассудком в голове. Если подобные мысли у кого-то из святых отцов? Аналогично подобных мыслей у святых не встречал пока.
4) Все это служит обоснованием у Новикова для его аскетической техники молитвы, "о возвращении ума в сердце". Есть ли подобные идеи у святых отцов? Лично я не встречал ничего подобного для обоснования техники внимания при молитве у святых отцов.

Вот такие вопросы. Надеюсь они кого-то заинтересуют.
Записан

Русское государство имеет то преимущество перед другими, что оно управляется непосредственно Самим Господом Богом. Иначе невозможно объяснить, как оно существует… Х.А. Миних
Евгений
Ветеран
*****
Offline Offline

Сообщений: 547


WWW
« Ответ #1 : 10 Февраль 2016, 20:35:02 »

Меня эта тема тоже заинтересовала, потому что аскетика Новикова, в принципе, мне нравится. В ней чувствуется опытность, она проста в изложении и в ней чувствуется некая убедительность. Но одно дело аскетика, другое -- богословие. Меня тоже заинтересовало у каких отцов он взял свою антропологию, и это оказалось не так-то просто выяснить, так как прямых аналогов его антропологии у отцов я не вижу (но это не значит, что нет косвенных).

Но хочу подчеркнуть, мое недоумение вызывает больше не трехсоставность тело-душа-дух. Такая антропология имеет место в (особенно ранней) антропологии у отцов и восходит она к ап. Павлу. Более поздние отцы, правда, ее все равно, на мой взгляд, переделывают (тем или иным образом) в двухсоставную и наиболее распространенную антропологию тело-душа.

Мое беспокойство больше вызывает сходство антропологии Новикова с антропологией Евагрия тело-душа-ум, где под умом в "падшем" состоянии у Новикова выступает рассудок, как сила, решительно отделенная падением от разумного начала души. Отцы переделывают, опять же, антропологию Евагрия в двусоставную, а Новиков по сути нет. А между тем, трехсоставная концепция Евагрия является следствием его еретической космологии и эсхатологии. Вроде бы у Новикова ничего еретического такого не наблюдается, но беспокойство все же остается.

Поэтому я провел небольшой экскурс в его трехтомное сочинение о молитве с целью выяснить, откуда же он берет такое свое учение о рассудке. И оказалось, что все ссылки в первом и третьем томе на эти места Новиков приводит не на отцов, а на современных греков, а именно на Влахоса, Мандзаридиса, Капсаниса, а также на Софрония Сахарова.

Вроде бы, авторы (относительно) уважаемые, или не все? Но вместе с тем, считать это бесспорным подтверждением взглядов Новикова я бы не стал. У о. Софрония тоже были какие-то, если правильно помню, необычные богословские мнения и проч.

В общем вопрос требует дальнейшего изучения, потому что беспокойство некое относительно антропологии Новикова таким образом не снимается. Не видно, чтобы она сходу была неправильной, но и не видно ее (а значит и стоящей за ней аскетики) глубокой укорененности в отцах. Надо разбирать ее более подробно и теперь уже более детально
« Последнее редактирование: 10 Февраль 2016, 20:39:06 от Евгений » Записан
Евгений
Ветеран
*****
Offline Offline

Сообщений: 547


WWW
« Ответ #2 : 10 Февраль 2016, 21:27:18 »

Привожу некий тест Новикова в тему (надеюсь автор не будет против-))

7. Целомудрие: ум, рассудок и сердце (к с. 739)

Разпичие между словесной, умной и сердечной (или, что то же, умно-сердечной) молитвой в основном опре¬деляется характером взаимодействия рассудка, ума и сердца. Напомним также о том, что православная антро¬пология и аскетика различают в человеке три основные силы души. Мыслительная сила (λογιστικόν, γνωστικόν), которая иначе именуется ум, дух или сила словесности, — локализована в верхней трети духовного сердца, что при¬мерно соответствует области верхней оконечности сер¬дечной мышцы. Раздражительная сила (θυμικόν, παρασηλοτικόν) — чувство. Место ее средоточия соотно¬сится со средней частью духовного сердца. Желательная сила (έπιθυμιτικόν) - воля. Она сосредоточена в районе, соответствующем нижней трети духовного сердца   .

Особо надо отметить, что мыслительная сила, или ум, есть та единственная из трех сил души, которая частично освящается и очищается силой Святого Духа в таинстве крещения. Поэтому умственное начало христианина в некоторой степени преображено действием благодати, в отличие от двух прочих — чувства и воли, которые образу¬ют так называемую страстную часть души. Эта послед¬няя остается под властью греховных наклонностей и привязанностей до той поры, пока человек не одолеет де¬ятельного пути и не достигнет меры начального бесстра¬стия. Таким образом, совершенно особое положение мыслительной силы позволяет приступить к очищению души, начиная действовать именно через ум, а говоря точнее, через умное делание. Те преимущества, которые ум получает в крещении, - наша единственная надежда. Иначе мы были бы лишены способности молиться умно¬сердечно, а это значит, что не осталось бы никакого шан¬са полностью освободиться от власти порочных страстей.

По учению Церкви, душа человека (ψυχή), сотворен¬ная по образу своего Творца, обладает, уподобляясь Ему, и сущностью, и энергией, причем оба эти начала соотно¬сятся с понятием ума, или разума (νους). Умная сущность (ουσία) человека концентрируется в области сердца (καρδία), точнее - в верхней трети сердца духовного. Сердце - вместилище духа (πνεύμα), хранилище образа Божия в душе человека. Здесь «средоточие человеческого существа», «точка, из которой исходит и к которой воз¬вращается вся духовная жизнь» человека , «источник всех душевных и духовных движений» . Вместе с тем «ум - это не только сущность, но и энергия (ένέργεια)» , которая проявляется в акте мышления. И как таковой ум динамичен и способен устремляться в самых разных на¬правлениях.

Помимо ума имеется особый инструмент души - рас¬судок (λογική), или интеллектуальный аппарат. Надо под¬черкнуть, что ум и рассудок - это два совершенно разных начала. Однако та значительная часть человечества, что пребывает вне православия, не ведает этой истины. Люди, не способные в разум истины приити , подменяют истин¬ный разум научным знанием; в результате мир, не ведаю¬щий о последствиях грехопадения, отождествил понятия ум и рассудок, обозначая ими всего лишь деятельность го¬ловного мозга. Обезбоженный человек даже не представ¬ляет, что по своей природе он наделен, наравне с ангела¬ми, высочайшей способностью - даром созерцания. Ум человека предназначен к тому, чтобы находиться в по¬стоянном богообщении, это орган богопознания и постижения духовного мира, изначально приспособлен¬ный к молитвенно-созерцательному способу восприя¬тия. Рассудок, напротив, есть орудие взаимодействия с миром материальным, он создан для земных попечений, призван аналитически познавать чувственный тварный мир и творчески его осваивать.

В первозданном состоянии человека исконное место концентрации ума не было связано с головой: и сущ¬ность, и энергия ума сосредоточены были в сердце. В то же время вся деятельность рассудка изначально связана с областью головного мозга. Таким было естественное устроение Адама до грехопадения: высшие начала чело¬веческой души - умная сущность и энергия ума — пре-бывали слитно в духовном сердечном центре, образуя единое целое. Это есть состояние целомудрия, присущее исцеленной душе. В таком состоянии ум способен к со¬зерцанию нетварного мира и непосредственному богооб- щению. Эту целостность утратило Адамово естество вследствие грехопадения: энергия ума, дотоле собранная в сердце, растеклась из него — частично вовне, частично, включившись в работу рассудка, соединилась с мозгом.

Последствия этого катастрофичны, так как человек поте¬рял созерцательную способность, лишился высшего бла¬га — богообщения. Ум, разлучившись с сердцем, разлу¬чил человека с Богом.

Такое нижеестественное состояние присуще от рож¬дения всем потомкам Адама. Теперь «ум человека приоб¬ретает внешние познания в отрыве от сердца», и вся «со¬временная цивилизация строится на этом принципе от- рыва ума от сердца» . Наш ум вовлечен в рассудочную заботу о земном и утратил свое природное назначение пребывать в непрестанном молитвенном богообщении. Вместо этого, собранный в голове, он постоянно погру¬жен в неиссякаемый поток чужеродных ему помыслов, которые непрерывно плодит рассудок. Человек в таком состоянии способен только к словесной молитве, ему не¬доступна ни умная молитва, которая становится возмож¬ной только после отделения ума от рассудка, ни тем более сердечная, которая обретается при соединении ума с сердцем. На уровне словесной молитвы человек безору¬жен, у него нет никаких средств победить в духовной бра¬ни за очищение ума и сердца от греховных страстей, он не может ни плодотворно противостоять помыслам, ни очищать сердечный источник зла7•4.

Собрать воедино раздробленные, разнонаправленные силы, то есть прийти в свое естественное состояние, ду¬ша может только в результате полной перестройки всего душевного организма, когда будет восстановлено цело¬мудрие — то, чем обладал человек до грехопадения. По¬этому на пути к исцелению все начинается с возвращения
ума и сердца к своему изначальному состоянию целост-ности, к их единству и взаимодействию: «Соединение ума и сердца в молитве — первый необходимый шаг к преодолению последствий первородного греха»74. Иси- хастская практика умно-сердечного трезвения приводит в гармонию и восстанавливает изначальное целокупное взаимодействие трех сил души (мысли, чувства, воли). Тем самым человек уготовляется к переходу на высшие уровни бытия, к обретению Божественных даров благо¬дати: бесстрастия, созерцания и обожения. Надо пони¬мать, что, строго говоря, «всякая духовность вне этой перспективы неправославна»80.

79   Софронии (Сахаров), архим. Таинство христианской жизни. Essex; ТСЛ, 2009.С. 203.
80   Иерофей (Плохое), митр. Православная духовность. ТСЛ. 1998. С. 38.
81   Никои (Беляев), иеромон. Дневник. СПб.. 1994. С. 160.
« Последнее редактирование: 10 Февраль 2016, 21:32:10 от Евгений » Записан
Сергий
Постоялец
***
Offline Offline

Сообщений: 114


« Ответ #3 : 10 Февраль 2016, 21:29:32 »

Мне Новиков, безусловно, интересен. Он православен. Молитвенник и аскет. Тут нет вопросов.
Меня интересует грань антропологии святых отцов и то, что Новиков говорит лично от себя, "развивая отцов".
Новиков не акцентирует внимание на том, что это его собственные мысли. Вот, что плохо. Неискушенный в богословии слушатель и читатель может воспринять его личные мысли за согласное мнение отцов. А это уже для меня неприемлемо.
Второй момент сомнения состоит в том, что это просто подвод "теоретической базы" под технику молитвы. Надо ли это делать таким сомнительным методом и такой ценой?
Лично мне такой подход Новикова не нравится, хотя его мысли интересны. Но это его личные мысли. А нам следует ориентироваться на слова святых отцов, так как вопрос очень серьезен. Если мы неправильно воспримем взаимосвязь ума и рассудка НА ПРАКТИКЕ, то и вся молитвенная практика может пойти под откос.
Новиков говорит об "антропологической революции" о набрасывании ума на рассудок в головном мозге, слиянии ума с рассудком, появлении в человеке единственного органа общения и прочем.
Это, например, полностью расходится со многими положениями св. Максима, который в "Мистагогии" совершенно внятно говорит о гармоничном взаимодействии в человек ума и разума (рассудка) в деле восхождения человека к Богу. У св. Максима ум и разум гармонично взаимодействующие силы души человека, а у Новикова это вселенская катастрофа, не дающая человеку взойти к Богу до тех пор, пока ум не вернется в сердце и разорвет свою связь с разумом (рассудком). Никаких намеков на подобное у св. Максима нет.
Записан

Русское государство имеет то преимущество перед другими, что оно управляется непосредственно Самим Господом Богом. Иначе невозможно объяснить, как оно существует… Х.А. Миних
Сергий
Постоялец
***
Offline Offline

Сообщений: 114


« Ответ #4 : 10 Февраль 2016, 21:54:06 »

Вот слова св. Максима из "Мистагогии".

Первый (я подразумеваю ум) есть и называется мудростью, когда он всецело блюдет свои непреложные стремления к Богу". Точно так же разум есть и называется рассудительностью, когда он, благоразумно и промыслительно управляя жизненной силой посредством своих энергий, соединяет ее с умом и являет эту силу схожей с умом, поскольку она носит, через добродетель, то же самое и подобное ему отражение Бога, которое, по словам старца, естественно разделяется между умом и разумом.

Ибо непозволительно думать, будто какая-либо из этих частей лишена жизни, а поэтому они обе проникнуты ею. Благодаря ей ум, который, как мы сказали, называется также мудростью, развиваясь посредством навыка в созерцании неизреченного безмолвия и в ведении, приводится к истине с помощью незабывающего и бесконечного знания. А разум, который мы назвали рассудительностью, посредством практического навыка в добродетели, [осуществляемого] телесным образом, находит свое завершение через веру в благе. И именно из этих двух [начал] образовывается истинная наука о делах божественных и человеческих, подлинно непогрешимое ведение — высшая точка всего божественного христианского любомудрия.


. Следует знать только, что всякая душа, когда она в силах, по благодати Святого Духа, а также благодаря собственному трудолюбию и тщанию, соединить и сочетать все это, то есть разум с умом, рассудительность с мудростью, делание с созерцанием, добродетель с ведением, веру с незабывающим ведением, не умаляя и не превознося одно по отношению к другому, но отсекая всякое превозношение и умаление; или когда душа, говоря кратко, сможет превратить свою десятерицу в единицу, тогда она соединится с Богом — Истинным и Благим, Единым и Единственным. Она становится прекрасной, величественной и, по возможности, подобной Ему, благодаря исполнению четырех главных добродетелей, обнаруживающих в душе Божественную Десятерицу и содержащую также другую блаженную десятерицу заповедей.
Ведь четверица есть десятерица в возможности, поскольку она поступательно развивается из единицы. С другой стороны, она есть и единица, поскольку, собираясь воедино, объемлет благо и являет простоту и неделимость Божественной энергии, неделимо разделенной в ней. Благодаря этим добродетелям душа ревностно блюдет свойственное ей и мужественно отвергает чужое как злое. Ведь она имеет ум благоразумный, мудрость рассудительную, созерцание деятельное, ведение добродетельное, а при них — незабывающее ведение, наивернейшее и незыблемое. И, благоразумно сопрягая следствия с причинами и действия с возможностями, она приносит (все это] к Богу, получая взамен обожение, созидающее простоту.
Ибо действие есть и проявление; так, разум есть проявление ума (подобно тому как следствие есть проявление причины), рассудительность есть проявление мудрости, делание — созерцания, добродетель — ведения, а вера — незабывающего ведения. Из всего этого создается внутренняя связь с Истиной и Благом, то есть с Богом, Такая связь, говорил [старец], есть божественная наука, непогрешимое ведение, любовь и мир, в которых и через которые совершается обожение. Это — наука, потому что она есть завершение ведения о Боге и о [вещах] божественных, какое только доступно людям, и непогрешимый оплот добродетелей. Это — ведение, потому что она подлинно восходит к Истине и сообщает нам постоянный опыт Божественного. Это — любовь, потому что данная связь, по своему устроению, вся сопричаствует всей радости Божией. Это — мир, поскольку она испытывает то же самое, что и Бог, подготавливая к тому же людей, удостоившихся быть причастными подобного мира'.


Где у св. Максима противопоставление ума и разума (рассудка)?
Нет этого.
При этом не думаю, что св. Максим говорит о чем то другом.
Нет. Именно о уме и рассудке (разуме), их гармонии, он ведет речь.
И гармония эта никак не изменилась от грехопадения прародителей.
У св. Максима, который подробно проработал вопрос прародительского греха, не разу не встречал пассаж про "уход ума из сердца и его "катастрофическое" соединение с рассудком в головном мозге".
У Новикова же фактически грехопадения меняет природу человека, так как ум и рассудок начинают работать иначе, чем до грехопадения.
При этом, получается, что аскетика Новикова со сведением ума из головы в сердце вновь меняет природу человека.
Абсурд какой-то. Выпячивание молитвы на какой-то онтологический уровень.
Зачем это Новикову?
Это печально все выглядит.
Записан

Русское государство имеет то преимущество перед другими, что оно управляется непосредственно Самим Господом Богом. Иначе невозможно объяснить, как оно существует… Х.А. Миних
Евгений
Ветеран
*****
Offline Offline

Сообщений: 547


WWW
« Ответ #5 : 10 Февраль 2016, 21:56:12 »

Это, например, полностью расходится со многими положениями св. Максима, который в "Мистагогии" совершенно внятно говорит о гармоничном взаимодействии в человек ума и разума (рассудка) в деле восхождения человека к Богу. У св. Максима ум и разум гармонично взаимодействующие силы души человека, а у Новикова это вселенская катастрофа, не дающая человеку взойти к Богу до тех пор, пока ум не вернется в сердце и разорвет свою связь с разумом (рассудком). Никаких намеков на подобное у св. Максима нет.

Вот. Это меня тоже беспокоит. У Новикова рассудок весь какой-то падший. Он правда в творчестве всяком внешнем участвует и проч. Но в деле спасения -- он (чуть ли не) основное препятствие. И в этом есть некий налет оригенизма (но все же в пределах допустимой для аскетического трактат нормы:-)
У прп. Максима явно не так. У него есть и рассудочное познание Бога, естественное созерцание (один из видов). Он всеми силами постарался избежать оригенизма и всякого мессалианства (привет Дунаеву:-)). А Новиков не очень и старается. Но, как я уже говорил, в пределах нормы.
Как ни странно, тем не менее, у Новикова есть сходство с 5 главой. Разум в падшем состоянии у прп. Максима может иметь сходство с рассудком Новикова как термины (хотя Новиков рассудок почему-то в разных книгах обзывает на греческом по-разному , то λογική, то διάνοια)

Выше я привел текст Новикова в тему. Можно попытаться разобрать его предметно
Записан
Евгений
Ветеран
*****
Offline Offline

Сообщений: 547


WWW
« Ответ #6 : 10 Февраль 2016, 22:11:22 »


Где у св. Максима противопоставление ума и разума (рассудка)?
Нет этого.
При этом не думаю, что св. Максим говорит о чем то другом.
Нет. Именно о уме и рассудке (разуме), их гармонии, он ведет речь.
И гармония эта никак не изменилась от грехопадения прародителей.


Все правильно. Но тут можно их разногласия и смягчить, если считать, что прп. Максим ведет речь о разуме в не падшем состоянии. Ведь он ведет речь после разума о прямо благодатных его состояниях, называя его сразу и рассудительностью.

То есть речь в этой главе уже, так сказать, о подвижнике, стартующем с состояния безгрешного, так сказать, если не Адамова до падения, то с какого-нибудь чуть ли не состояния молитвы умно-сердечной, предочищенного от страстей (по известной классификации). И далее М., начиная сразу уже с этого этапа (не говоря о падшем разуме ничего) излагает этапы дальнейшие. Такое часто встречается у отцов, когда они начинают "не сначала", и это может быть причиной путаницы

А Новикову, так сказать, приходится начинать свое изложение с падшего во всем разума, то есть с состояния "обратного" рассудительности (о чем у М. и речи нет), противоестественного, не то что благодатного, а именно "падшего" рассудка, оторванного от разума и ушедшего (почему-то) в голову. Так можно объяснить мысль Новикова (делая это по-необходимости за него). В таком случае противоречия его с М. выглядят уже не такими кардинальными. Но это если объяснять за Новикова, а так неизвестно, что он сам под этим имел ввиду
Записан
Евгений
Ветеран
*****
Offline Offline

Сообщений: 547


WWW
« Ответ #7 : 10 Февраль 2016, 22:16:34 »



Это подтверждается еще и тем, что под разумом у М. стоит другой термин, чем у Новикова: λόγος
Именно такой, какой и Н. употребляет по отношению к разуму (в не падшем состоянии), в отличие от терминов употребляемых им для рассудка
Записан
Сергий
Постоялец
***
Offline Offline

Сообщений: 114


« Ответ #8 : 10 Февраль 2016, 22:19:11 »


Где у св. Максима противопоставление ума и разума (рассудка)?
Нет этого.
При этом не думаю, что св. Максим говорит о чем то другом.
Нет. Именно о уме и рассудке (разуме), их гармонии, он ведет речь.
И гармония эта никак не изменилась от грехопадения прародителей.


Все правильно. Но тут можно их разногласия и смягчить, если считать, что прп. Максим ведет речь о разуме в не падшем состоянии. Ведь он ведет речь после разума о прямо благодатных его состояниях, называя его сразу и рассудительностью.

То есть речь в этой главе уже, так сказать, о подвижнике, стартующем с состояния безгрешного, так сказать, если не Адамова до падения, то с какого-нибудь чуть ли не состояния молитвы умно-сердечной, предочищенного от страстей (по известной классификации). И далее М., начиная сразу уже с этого этапа (не говоря о падшем разуме ничего) излагает этапы дальнейшие. Такое часто встречается у отцов, когда они начинают "не сначала", и это может быть причиной путаницы

А Новикову, так сказать, приходится начинать свое изложение с падшего во всем разума, то есть с состояния "обратного" рассудительности (о чем у М. и речи нет), противоестественного, не то что благодатного, а именно "падшего" рассудка, оторванного от разума и ушедшего (почему-то) в голову. Так можно объяснить мысль Новикова (делая это по-необходимости за него). В таком случае противоречия его с М. выглядят уже не такими кардинальными. Но это если объяснять за Новикова, а так неизвестно, что он сам под этим имел ввиду
Это интересные мысли. Но акценты, акценты ...
У Новикова акцент все же смещен фактически в изменение природы человека после грехопадения, что проявилось в слиянии ума с рассудком.
У св. Максима нет такого. Категорически нет.
Эти нюансы делают их позиции несовместимыми.
Новикову надо убрать категоричность и катастрофичность. Просто надо говорить, следуя св. Максиму, о необходимости гармонии ума и рассудка, а не о их разделении.
Новиков же фактически выступает за полное разделение ума от рассудка, чего у св. Максима нет и в помине.
Записан

Русское государство имеет то преимущество перед другими, что оно управляется непосредственно Самим Господом Богом. Иначе невозможно объяснить, как оно существует… Х.А. Миних
Евгений
Ветеран
*****
Offline Offline

Сообщений: 547


WWW
« Ответ #9 : 10 Февраль 2016, 22:37:52 »

Кстати, припомнил, как Новиков объясняет где-то, почему прежние отцы начинали "не сначала" (как в случае с разумом у МИ) и говорили сразу о (хотя и не совсем) высоком, а не начальном.

Чтобы привлечь тех, кого этим можно привлечь. Чтобы они подошли и спросили:-) у своих отцов, как этого достичь. А те уже объясняли им все с самого начала, благо такие отцы тогда были. Это для того, чтобы сразу отсечь на этом пути самочиние. И чтобы даже азы начинались с духовного руководства, иначе падение считалось весьма вероятным. Поэтому аскетические этапы в письменном виде зачастую начинались не сначала, и это надо учитывать

Но впоследствии такие отцы, которые могли что либо объяснять, оскудели. И теперь аскетические трактаты приходится начинать не с того места, с которого их начинали древние отцы, а теперь уже с самого начала:-)

Довольно-таки убедительно:-)
Записан
Евгений
Ветеран
*****
Offline Offline

Сообщений: 547


WWW
« Ответ #10 : 11 Февраль 2016, 15:04:54 »

Наименования трех основных сил души в отеческих писаниях варьируются и взаимозаменяются, из них выстраиваются целые ряды синонимов. В целом терминология в русской традиции сводится к следующему:

Мыслительная сила — разумная способность; дух, разум, ум, рассудок, словесность, мышление; разумная, словесная, познавательная, духовная сила.

Раздражительная сила — чувственно-эмоциональная способность; чувственная, яростная, гневная, ревностная, мужественная, эмоциональная сила.

Желательная сила — волевая способность; вожделевательная, похотная, деятельная сила.

Всеми тремя силами владеет и управляет дух человеческий. Дух, будучи личностным и сущностным центром нашей души, образует самое ядро духовного сердца. Там же — в сердце — коренятся все основные силы души. Разум (λόγος), мыслительная, или разумная, сила — главенствующая способность души. Это наиболее сложное понятие. По внутренней своей структуре разум двусоставен, образован совокупной деятельностью двух специфических видов энергии: ума (νους) и рассудка (διάνοια). Рассудок единственная «периферийная» сила, он локализован в области головного мозга, в отличие от прочих сил, собранных в сердце в тесном союзе с духом. Что касается ума, то изначально у первозданного человека он пребывал в слиянии с духом, образуя с ним единое целое. После грехопадения первых людей произошла деформация разума: ум, отделившись от духа, покинул сердце и сместился в область головы, где соединился с рассудком.
.....

Быть вместилищем и центром действия трех сил в человеке предназначено духовному сердцу, вследствие чего, с точки зрения христианской антропологии, оно также имеет трехчастное строение: силы души у первозданного человека были локализованы в сердечной области на трех уровнях". В верхней части сердца Творцом была помещена сила разума, которая есть средоточие духовной жизни человека. Именно разум отсутствует у животных, обладающих только двумя, низшими видами сил, и потому весьма основательно «сердце человеческое отличается от сердца скотов». Человек и называется существом словесным, он обладает, «в отличие от животных, внутренним свойством, особенной способностью души», которую «назвали силою словесности, собственно духом. Сюда отнесена не только способность мыслить, но и способность к ощущениям духовным. И именно «в этом отношении значение слов душа и дух весьма различно»12. Двусоставная разумная сила «отвечает за рассуждение и созерцание», то есть она имеет возможность не только делать логические заключения (функция рассудка), но обладает способностью воспринимать предмет мысли созерцательно - непосредственно, интуитивно (функция ума)
« Последнее редактирование: 11 Февраль 2016, 16:32:13 от Евгений » Записан
Евгений
Ветеран
*****
Offline Offline

Сообщений: 547


WWW
« Ответ #11 : 11 Февраль 2016, 16:47:54 »

Из последнего текста, вроде бы, видно, что понятие "дух" обозначают у Новикова то одно, то другое, хотя может это и кажется.

Все вместе перекликается с 5 главой Мистагогии, но куда-то девается вся цепочка, связанная у прп. Максима с разумом. То есть деятельная аскетика (связанная у М. с разумом) куда-то напрочь девается, остается только аскетика созерцательная. Это отчасти логично для трактата об Иисусовой молитве, но лишает аскетику целостности.

Зато, что ценно, Мистагогия прп. Максима становится под этим новым углом  более понятной и антропологически более конкретной, что ценно для ее понимания
Записан
Андрей Белоус
глобальный модератор
Ветеран
*
Offline Offline

Сообщений: 2342



« Ответ #12 : 11 Февраль 2016, 18:19:44 »

Интересная тема  Улыбающийся

Было бы интересно выяснить, насколько Новиков в своей теории о рассудке может находиться под влиянием архим. Софрония (Сахарова). Мне кажется это вполне может быть

вот, например, цитаты из книжки "Старец Силуан":

У молящихся по первому образу преобладает мечтательное воображение, а у молящихся по второму образу преобладает искушение — все постигнуть рассудочным путем. У сих последних жизнь сосредоточивается в мозгу. Ум их не соединен с сердцем и постоянно рвется наружу в стремлении все понять и всем овладеть.

...

Многообразны духовные брани, но глубочайшая из них и тягчайшая — брань с гордостью. Гордость — противница Божественного закона. Извращая Божественный порядок бытия, она всюду вносит распад и смерть. Она проявляется и в плане плоти, но больше ей свойственно безумствовать в плане мысленном, духовном. Поставляя себя на первое место, она ведет борьбу за преобладание над всем, и в этой борьбе ее главным орудием является ум-рассудок (Ratio).

Рассудок, выступая со своими доводами, заповеди Христа, и среди них — «Не судите, да не судимы будете» (Мф. 7, 1), отвергает, как безумие. Он говорит, что способность суждения составляет отличительное достоинство человека, в этой способности заключено его превосходство над всем миром; благодаря ей он только и может господствовать.

Чтобы утвердить свой примат в бытии, он указывает на свои достижения, на свою культуру; он приводит множество доказательств, сильных своею самоочевидностью, показанных якобы в опыте исторической жизни, что ему, и только ему принадлежит право решения, право установления или констатации истины; он именует себя — регулирующим бытие разумом.

Безличный в законах своего функционирования, являющийся, по существу, лишь одним из выявлений жизни человеческой личности, одною из энергий личности, рассудок, в том случае, когда ему отводится первенствующее место в духовном бытии человека, последовательно доходит до того, что начинает уже бороться со своим источником, т. е. личным началом.

Восходя, как он мнит, до последних высот; нисходя, как ему кажется, до последних бездн, он стремится нащупать пределы бытия, чтобы всему дать собственное ему «определение», и не достигая этой цели своей, ниспадает в изнеможении и решает: «Бога нет!»

Потом, продолжая борьбу за преобладание, с дерзостью, а вместе и с тоскою, говорит:

«Если есть Бог, то как могу я согласиться, что этот Бог — не я?» (Это выражение принадлежит одному из тех, кто шел таким путем).

Не достигнув пределов бытия и приписав себе эту беспредельность, он восстает гордым восстанием и говорит:

«Я исследовал все и нигде не нашел большего себя, следовательно — я Бог».

И действительно, ум-рассудок, когда на нем и в нем сосредоточивается духовное бытие человека, царит и властвует в свойственной ему отвлеченной сфере настолько, что высшего себя не обретает, и потому кончает признанием в себе божественного начала.

Это последний предел рассудочного воображения и в то же время — последняя глубина падения и мрака.

...

Землю железом сверлит человек, чтобы из недр ее добыть нефть, и достигает поставленной цели. Небо рассудком сверлит человек, чтобы похитить огонь Божества, но отвергается Богом за гордость.

Божественные созерцания даются человеку не тогда, когда он их, и именно их ищет, а тогда, когда душа сойдет во ад покаяния и действительно ощутит себя хуже всякой твари. Созерцания же, как бы насильственно достигаемые рассудком, не суть истинные, а «мнимые»; и когда это мнимое принимается за истину, тогда в душе человека создаются условия, которые затрудняют и самую возможность действия благодати, т. е. подлинного созерцания. ... Подлинное богословие не есть домыслы человеческого ума-рассудка, или результат критического исследования, а поведание о том бытии, в которое действием Святого Духа человек был введен.

...

То догматическое сознание, которое мы здесь имеем в виду, рождается из духовного опыта помимо рассудочной деятельности нашего ума.

...

Подвижническое догматическое сознание не есть рассудочная рефлексия на пережитый внутренний опыт, которая вообще психологически естественна. Подвижники отстраняются от путей рассудка, потому что рассудочная рефлексия не только понижает интенсивность созерцания Света, но и приводит к прекращению подлинного созерцания; и тогда душа погружается во мрак, оставаясь с одним лишь отвлеченным рациональным знанием, лишенным жизненной силы.

...

Богослов-рационалист занят множеством проблем и ищет разрешения их на путях рассудочного умозрения. Его подлинный религиозный опыт невелик; главный опыт его принадлежит сфере рассудка, а не живого богообщения. Свою научную эрудицию и рассудочный опыт он считает духовным богатством, и ставит его настолько высоко, что всякий другой опыт в его глазах отступает на второстепенный план.

...

Слово Христа есть дух и жизнь вечная, полнота любви и радость небес. Слово Христа есть несозданный Божественный свет… Обращается оно не к поверхностному логическому рассудку, но к глубокому сердцу человека, и тот, кто навстречу ему отверзает свое сердце до последней глубины, чтобы достойно воспринять сей Божественный свет, чтобы слиться с ним воедино, становится богоподобным.

...

От любви Божией отрывают подвижника протесты рассудка, его же собственного рассудка, не могущего вместить или принять закон Христов, который ему, рассудку, представляется безумием. В минуты богооставленности протесты эти могут приобретать чрезвычайную силу.

...

В опыте стояния пред Божественной истиной подвижник с великой силой убеждается в несовершенстве своего ума-рассудка. Убедиться в этом — важный этап в жизни аскета. Чрез недоверие своему уму-рассудку монах освобождается от того кошмара, в котором живет все человечество.

...

В акте отвержения своей воли и рассудка, ради пребывания в путях воли Божией, превосходящей всякую человеческую премудрость, монах, в сущности, отрекается ни от чего другого, как только от страстного, самостного (эгоистического) своеволия и своего маленького беспомощного умишки-рассудка, и тем проявляет и подлинную мудрость и редкой силы волю особого, высшего порядка.
« Последнее редактирование: 11 Февраль 2016, 18:23:11 от Андрей Белоус » Записан

Если желаешь Истинной Жизни, ожидай всегда человеческой смерти (с) Нил Синайский
Сергий
Постоялец
***
Offline Offline

Сообщений: 114


« Ответ #13 : 11 Февраль 2016, 18:32:22 »

Евгений,
Вы верно подметили основные недоумения от антропологии Новикова. Это:
1) Умеренный оригенизм с приматом созерцания и отрицанием деятельного благочестия;
2) Принижение (даже отрицание, вернее, при этом полное забвение) ценности и благочестия рассудочной деятельности ума.

Это большой минус его антропологии. Получается идеальный человек по Новикову, причем в точности таковой бывший до падения прародителей, - это просто умный приемник духом человеческим божией благодати без всякого иного действования человека. Довольно грустная картина человека овоща.

Совсем иное в антропологии св. Максима, где гармония ума и рассудка вполне четко отражена в приведенных мною цитатах.
При этом у Новикова нет подтверждения его антропологии цитатами св. отцов, а по фактуре подачи материала его слова выдаются за святоотеческую традицию. Это особо печально.

Рекомендовал бы последователям Новикова в молитвенном делании обратить на это внимание и отделить мух от котлет. Принимать антропологию Новикова за изложение святоотеческой антропологии категорически не следует.
Лучше обратиться хотя бы к Мистагогии и амбигвам св. Максима.
Записан

Русское государство имеет то преимущество перед другими, что оно управляется непосредственно Самим Господом Богом. Иначе невозможно объяснить, как оно существует… Х.А. Миних
Евгений
Ветеран
*****
Offline Offline

Сообщений: 547


WWW
« Ответ #14 : 11 Февраль 2016, 19:36:15 »



Да, похоже, судя по его ссылкам и приведенным Вами цитатам антропология Новикова родом из учения современных греческих писателей и о. Софрония Сахарова ("родом" тоже с Афона). Вопрос -- откуда это учение взяли современные "греки" (о. Софроний, Влахос, Мандзаридис, Капсанис) и насколько оно ведет свое происхождение от отцов. В принципе при определенных разъяснениях и уточнениях оно может быть родом и из антропологии прп. Максима, но этих уточнений сам Новиков не делает, а читать греков не очень хочется:-)

Судя по употреблению вот здесь слова "личность" это тоже влияние "современного" богословия, а не отцов:

"Дух, будучи личностным и сущностным центром нашей души, образует самое ядро духовного сердца"

Вот еще одно "определение" духа:

"Человек и называется существом словесным, он обладает, «в отличие от животных, внутренним свойством, особенной способностью души», которую «назвали силою словесности, собственно духом. Сюда отнесена не только способность мыслить, но и способность к ощущениям духовным. И именно «в этом отношении значение слов душа и дух весьма различно»"

Мне понравилось в нем, что "дух обладает способностью к духовным ощущениям", но откуда это взято непонятно. Такое впечатление, что за этим всем стоит какая-то богатая антропология (и скорее всего это прп. Максим, иначе кто еще? и потому-то тема и интересная). Но переосмыслена она в современных терминах, упрощена так, что стала вовсе непонятной:-), и неизвестно еще, насколько искажена. Такое могли сделать (скажу на правах гипотезы) только современные греки:-)

Эту антропологию, на мой взгляд, еще можно вернуть в первозданное состояние, "до падения". Отразились ли ее недостатки на аскетике Новикова, это вопрос требующий отдельного изучения. Ведь определенное место телесной локализации духовного сердца, хотя и выглядит в этой аскетике привлекательно, тоже ведь своего рода новодел, так как далеко вглубь отцов не прослеживается. В общем, одни вопросы, зато интересные
Записан
Страниц: [1] 2 3 ... 8
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by MySQL Powered by PHP Powered by SMF 1.1.11 | SMF © 2006-2008, Simple Machines LLC Valid XHTML 1.0! Valid CSS!